Воспоминания яхтсмена или... (2)

 

Воспоминания яхтсмена или... (2)

Воспоминания яхтсмена или рекомендации будущим яхтостроителям.



...

Организаторы дали этот старт после обеда в расчёте на более низкую скорость продвижения. Никто не рассчитывал на нашу прыть при попутном ветре. По расчёту в Артек мы должны были прибыть не раньше утра. НО яхты летели, как бронебойные снаряды. И прилетели в гостеприимную, но тесную гавань среди ночи, когда их там никто ещё не ждал. Яхт полно, все спят, ни диспетчера, ни судей нет, у стенки (т.е. у причала) выставив на двухметровых выстрелах (т.е. штангах) забортное освещение, как мы не «наломали дров». Ведь финиш у нас защитывается только после входа в бухту. Впереди заскочила большая яхта, паруса убирает. В 30 метрах за ней мы несёмся а сзади на нас ещё три яхты наседает. Необходимо мгновенно сбросить паруса и, пока запускается двигатель, по инерции описать 1-2 циркуляции между кораблём и якорями, «спящих» яхт. Всё это завораживающее зрелище происходит на «пяточке» размером 20х60 метров, где «вальсируют» сразу пять яхт. С большими трудностями буквально втискиваемся между плотно стоящими яхтами и швартуемся к причалу. К счастью делаем это настолько аккуратно, что никого с якоря не сорвали, якорный канат на винт не намотали. А вот кто-то из севастопольцев, залетая резво в гавань зацепился вантой за незамеченную вовремя выдвижную штангу, наружного освещения «вояки». В результате боевая единица КЧФ лишилась одного из фонарей, а яхта- ванты. Хорошо ещё, что мачта у него крепкой оказалось – устояла.
Артек. Эта «детская республика», занимающая сегодня площадь 320 гектаров и протянувшаяся на 6 километров между. Медведь-горой и Гурзуфом, начиналась в 1925 году с четырёх палаток. Сегодня здесь не звучит пионерский горн, объявляя всем подъем. Просто в 7.00 из динамиков на фоне «звонкой» тишины и щебетания птиц начинают звучать популярные когда то пионерские песни, вызывая приступ глубокой ностальгии у старшего поколения. В июне здесь, в Артеке, праздник – день рождения. Сейчас ему «стукнуло» 74 года. Территория очень хорошо охраняется милицией. Поэтому наверное здесь почти ничего не разворовано, нет «крутых» на «Мерседесах» и прочей «шушеры», которой полным полно в Ялте. Кстати, именно по этой причине одиночным яхтам настоятельно не рекомендовано заходить, особенно на ночь в гавань «жемчужны южного берега Крыма». Могут возникнуть всякие непредвиденные ситуации. Вы конечно же заплатите за стоянку яхты администрации порта, получите даже квитанцию. Но скорее всего ближе к вечеру у борта вашей красавицы возникнет некая персона с волевым подбородком и тупым выражением лица. Не вдаваясь в длинную полемику персона доходчиво объяснит вам, сколько и кому вам ещё следует доплатить за удовольствие пребывания здесь. Если же вас вдруг начнут мучать сомнения по поводу требования незваного представителя «народной налоговой полиции», то последует лаконичное объяснение последствий. Отдалённо это будет напоминать фразу из известного фильма – «а если не уплатят- отключим газ». Так что если когда-либо на построенной собственноручно яхте вы окажетесь в этих краях, то идите ка вы в … Нет, пока не туда, куда большинство успело подумать. Идите лучше в Артек. Там хоть и тесновато, зато спокойнее. Но, желая предостеречь от неприятностей будущих путешественников, я несколько отвлекся от хронологи повествования. Итак, мы явились в Артек несколько раньше, чем предполагалось и теперь у нас больше времени на знакомство с новыми местами. К востоку от места нашей стоянки припала к самой воде и как будто пытается до дна выпить море Медведь-гора. Ещё она известна под именем Аюдаг. Это монолитная каменная глыбы, высотой 577 метров. Гора упоминается ещё античным географом Страбоном под названием Криуметопон («Барасний лоб»). Невдалеке от берега из глубин моря выросли два крохотных острова. Это Адалары или Белые камни, вносящие дополнительный колорит в местный пейзаж. На запад от Артека – Гурзуф. На границе между ними находится высокая скала над морем, стоя на которой пел когда-то знаменитый Шаляпин. В Гурзуф, в гости к Раевскому приезжал великий Пушкин. Название этого небольшого городка происходит от латинского «Урзус» -Медведь. Люди здесь жили уже более 30 тысяч лет назад. О Гурзуфе упоминает и Афанасий Никитин в своём «Хождении за три моря».
Утром следующего дня было наполнено щебетом птиц, благоуханием цветов и пионерскими песнями из нашего детства. В хорошем настроении выходим на старт короткого этапа до Ялты. При хорошем ветре расстояние это можно было бы пройти за пару часов. Но в условиях штиля, когда только изредка «небесная канцелярия проворачивала свой вентилятор», поход растянулся до вечера. Швартуемся к набережной Яхты и тут же получаем «сюрприз» -до прибытия пограничников (?) никому борт яхт не покидать (???). А на берегу народа гуляющего полны. В десяти метрах кафе, магазины, бары, аттракционы. Отдыхающие просят разрешения зайти на палубу хоть на несколько минут. Ведь многие из них видят море впервые в жизни, а вот так запросто постоять на палубе настоящей(!) яхты, сфотографироваться за её штурвалом –это совсем уже верх экзотики. Но «граница», о которой мы не вспоминали от самого Севастополя оказалось «на замке». Через некоторое время томительного ожидания в толпе зевак промелькнуло зелёное пятнышко пограничной фуражки. Это значит, что через каких-то 20 минут «ключ от границы» будет найден. Границу «откроют» и все желающие, которые пока нетерпеливо переминаются с ноги на ногу на берегу, смогут удовлетворить своё любопытство, знакомясь с яхтами, с жизнью экипажей и с яхтенными «байками».
Ялта, так же как и Гурзуф, довольно древнее поселение, хотя первые письменные упоминания о ней относятся только 1154 году. Ялта, тогда называвшаяся Джалита, была описана арабским географом аль-Идриси. Но нашим современником, живущим здесь, мало дела до старушки истории. У местных жителей бытует поговорка: «У нас здесь, на юге, 5 месяцев лето, а остальное- зима». Поэтому они прибегают к любым ухищрениям, чтобы как только можно быстрее облегчить ваши карманы. Курортный сезон не долго и нужно спешить. Вот и изгаляются кто как может. Например на пути ко многим достопримечательностям, таким как «Ласточкино гнездо» выставлены «кордоны». Узкая дорожка перегорожена забором с калиткой, которая охраняется несколькими бритоголовыми крепышами, сшибающим с каждого за вход по 1 гривне. И всё это якобы на законных основаниях.
К вечеру вся набережная оделась в разноцветный наряд неоновой рекламы. Ну чем тебе не Канары? А метрах в двадцати от яхт на некотором расстоянии друг от друга расположились два своеобразных шумных аттракциона – караоке. Народ отдыхающий буквально палил к ним. И началась проба вокальных способностей. Мощный динамики аж подрыгивали. Сначала нам это нравилось. Даже между собой обсуждать: «Вот это голосина, ему бы в слуха побольше –Шаляпиным был бы. А эта вообще ни в тын – ни в ворота. А эти-то, эти, хором. Ах как выводят, шельмы!» К полуночи нам вся эта какофония изрядно надоела. Часам к трём ночи мы знали почти весь репертуар. К этому времени отдыхающие рассеялись и «предприниматели» от искусства начали петь сами. Народ яхтенный, которому спать хотелось, пытался их как-то урезонить. Конечно же без толку. Нам отвечали замысловатой но доходчивой недвусмысленной вязью. Основной смысл этой изумительной фразы, которую не стоит приводить дословно, сводился к следующему : «Не будете ли вы так любезны немешать нам зарабатывать деньги?»
Утром, совершенно «никакие» после прослушивания необъявленого концерта, выходим на старт этапа который оказался самым коротким, хотя и затянулся до обеда. Гонка должна была состояться до мыса Айтодор, больше известного под названием «Ласточкино гнездо». Пришли пограничники, всех пересчитали и «непобедимая армада» стартовала. Правда, где старт приняли там и остались по причине полнейшего штиля. Постепенно течением флотилию разбросало. Иногда на несколько секунд подует что-то, что и ветром–то не назовёшь. Солнце шкварит, море - большое зеркало. На пляже гомон стоит, народ курортный балдеет, из воды не вылезает. А между яхтами и головами купающихся плейбои с визжащими, одетыми ни во что барышнями на гидроциклах носятся. Хорошо ещё, что на южном берегу Крыма нет ни мух, ни комаров, ни прочей «кусачей сволочи». А вот если вспомнить такую же штилевую «гонку» в Одессе, то самые яркие воспоминания у всех оставили нещадно грызущие потные тела яхтсменов божьи коровки, больше известные в кругу детей, как «солнышки». Да и кроме этих «красивых и безобидных» тварей летучих есть в наших краях много кусающейся «нечисти».
К обеду по радиостанции отбой гонке дали. Все, у кого есть двигатели, сбросили паруса и затарахтели «железными конями». У кого двигателя нет – на буксир просятся. И вскоре эдакими дружными караванами все возвращаются к причалу, где нас ждут кипарисы, пограничники, аттракционы, толпы любопытных, кафе и конечно незабвенное караоке.
Наступило очередное утро очередного этапа регаты, утро прощания с пыльной шумной и очень дорогостоящей Ялтой, а так же со ставшим ненавистным за ещё одну бесконечную ночь караоке. Дует попутный ветерок. Если он сохраниться, то до бухты Ласпи мы дойдём к обеду. Но «не долго музыка играла». Ветер утих, затем начал как бы пробовать себя с разных сторон и наконец подул «в лоб». Пришлось быстро менять так поразившие отдыхающих своими размерами и красотой цветные спинакера ни ничем не приметные стакселя. Пошли в лавировку, выполняя синхронные повороты в надежде «не упустить» соперников. Яхты движутся такой вот дружной шеренгой. С высокого берега они вполне могут смахивать на дружную стайку перелётных птиц. Ах эти
«Белоснежные крылья,
Бесконечный полёт…»
В хорошем темпе вальса дошли до мыса Айтодор. Но только мы успели его обогнуть и лечь на новый курс, как ветер снова кончился. Паруса беспомощно повисли над зеркалом моря. Яхта совсем остановилась. Ничего, зато представилась возможность полюбоваться видом самого насыщенного пансионатами района у подножья горы Ай-Петри, которая вознеслась нами на 1234 метра. Туда, кроме серпантина шоссе, насчитывающего 380 крутых поворотов, проложена канатная дорога. От «Ласточкиного гнезда» до не менее знаменитого Воронцовского дворца в Алупке расположилась курортная зона Большой Ялты. Здесь можно насчитать 14 санаториев. Среди них выделяется своим величием «Украина». Как писал о нём когда-то Дж. Олдридж это «…Белоснежный античный храм на фоне синего моря и Ай – Петри, окружённый романтической рощей кипарисов». Но история строительства этого белоснежного здания не лишена социального драматизма. Катаясь как-то на катере тогдашний глава КПСС в женских скульптурах на крыше усмотрел архитектурные излишества. Архитектора было приказано разжаловать в «рядовые», а «излишества» убрать. Приказ успели выполнить только на первую половину. Скульптуры устояли только благодаря низвержению самого «приказчика».
На пляжах полно народа. Катера прогулочные взад – вперед снуют. Вот из-за Айтодора выскакивает большая яхта с отдыхающими. Идут быстро – двигатель видать мощный. За кормой «Тузик» тянется, напоминая упирающуюся собачонку на привязи. Очень жарко. Одежда от пота насквозь промокла. А снять её тоже нельзя – мгновенно поджаришься на солнце. Решили искупаться. Но облегчение от этого было не долгим. Пот, морская соль и невозможность помыться пресной водой ввиду ограниченных её запасов быстро разъедает кожу. Согрели воды и решили сделать «кофетайм». За этим благородным занятием чуть не прозевали невесть откуда налетевший шквал. Яхта резко накренилась и рванула в сторону. Находившиеся в полудрёме полу-одури от жары люди быстро очнулись. Затрещали лебёдки, поднимая паруса. Душа радуется, поёт. Все вокруг стоят как вкопанные, а мы со шквалом буквально летим. Правда недолго. Через несколько минут «вентилятор выключили» и мы снова остановились. Вскоре снова ветерок прилетел. На этот раз, увы, не к нам. Теперь «едут другие, оставляя нас наедине с нашим беспомощным состоянием. Но пусть они тоже не задирают нос. Через несколько минут двинемся мы, а кто-то снова остановится. И такая вот игра в «перегонялки» длилась до самого вечера, когда вконец измотанные, буквально по инерции мы «переползаем» финишную линию. Швартуемся и теперь можно полюбоваться на красивый закат у мыса Айя. А заодно «злорадно посочувствовать» тем, кому не хватило инерции и он «намертво» остановился в каких-нибудь десяти метрах от финиша. Почти час понадобился «застрявшим» яхтам, чтобы дождаться финального свистка.
А наутро – снова в бой. И снова в штиль. Высокие горы надёжно ветер от нас упрятали. Движемся очень медленно. И есть время вспомнить события годичной давности, связанные с этим местом. В прошлый раз мы из Артека шли прямо на Евпаторию. В район этот попали ночью. Дуло тогда почти так же, как и сегодня. За мысом Сарыч появилась встречная зыбь, преодолевать которую при почти полном отсутствии ветра тяжело и неприятно. К позднему вечеру доплелись до Фиолента. Вот уже маяк Херсонес нам подмигивает. Но тут вдруг всё «кончилось». Ни волны, ни ветра. И начало нас течением носить по кругу, то поднося к самым скалам, то снова вынося в море. И так всю ночь, 11 часов подряд. Только по приходу в Евпаторию мы узнали, как нам повезло, что мы успели хоть дойти до Фиолента. Других, в частности катамаран этот ночной «мёртвый штиль» застал в районе между мысом Айя и Балаклавой. Всё бы ничего, ветра дождались, да дальше и двинулись. Но в друг к полуночи в войсковой части на высоком берегу по плану ночные стрельбы начались. Палили из автоматов. Пули то свистели над головами обалдевших гонщиков, то падали в воду не долетая до катамарана. На ходовые огни и освещаемые фонарями паруса яхт никто не реагировал, на призывы по УКВ-радиостанции ответом было молчание, а «непечатные пожелания» до ушей адресата явно не доходили из-за большого расстояния. Да, тяжело даже представить состояние несчастных, залёгших на палубе катамарана за одним из поплавков. Ведь все осознавали, что фанерный корпус – не лучшая защита от пули-дуры. Думается, что над палубой катамарана тоже время от времени тоже слышалась «канонада». Только , как сказать, местного значения. Страшно ведь. К счастью всё кончилось без роковых последствий. «Задышал» ветерок и «заложники» могли убраться подальше от злополучного места.
В этот раз всё идёт гладко, без происшествий. Медленно, но уверено все пошли до Херсонеса, как всегда, погода совершенно иная. После поворота на нужный курс ветер стал попутным, точно «в зад». А как все ещё помнят именно такого направления ветер не сулит яхте больших побед. Быстрее будем, если несколько отклониться от курса, изменив угол к ветру. На языке яхтсменов это называется «идти бакштагами», периодически меняя галсы. Тактика оправдалась: проиграли в расстоянии - выиграли во времени. Рванули мы так, что только перед самой Евпаторией нас «достала» большая яхта, которая теоретически от нас отстать не может. Финишируем ночью. Швартуемся к пирсу. Стоянка отвратительная. Причал очень плохо защищён от южных ветров, поэтому здесь всем известно понятие «тягун». Яхту «вразнобой» дёргает на швартовых концах. Но все настолько вымотаны, что усыпают даже в таких условиях.
Утром идём в город. Место здесь несколько своеобразное. Только что мы мёрзли на причале и кутались в «национальную» одежду под общеизвестным названием ватник (она же фифайка). Но как только через каких–то 100 метров попадаешь на улицу, то жарко даже в безрукавке.
Город под названием Гёзлёв (русское произношение – «Козлов») был основан турками и татарами в XV веке на месте античной Керкинетиды.Долгое время он являлся одним из центров работорговли. После присоединения крыма к России в1783 году город сменил название на Евпаторию. С набережной видны две православные церкви. А между ними стоит мечеть Хан-Джами, построенная ещё в XVI веке. . Город в основном одноэтажный. Кривые пыльные улочки, трамвай- одноколейна. На сегодняшний день Евпатория является одним из самых мусульманских городов Крыма. Из динамиков на высоком минарете мечети «по расписанию раздаётся молитва мусульман. Наряду с этим к нашему удивлению сохранились старые названия улиц, явно «коммунистического» толка. В общем никому из нас город древний не понравился и мы с нескрываемой радостью стартовали в 12.00 в последнем этапе этой регаты. Недурно стартовали. Вскоре обогнали своего «злейшего» соперника –«Сириус». Идем равно, как курьерский поезд по расписанию. Уже время рассчитали когда финишируем, когда в город пойдём. Но Крым есть Крым. Чаще всего здесь наблюдаются случаи или когда ветра слишком много или когда его нет совсем. Как подтверждение этому- «снова выключили вентилятор». Ветер резко перестал дуть, зато осталась крупная волна «в морду». Наша тяжелая яхта остановилась и, совершенно не реагируя ни на какие ухшцрения, стала непроизвольно вращаться, как бы танцуя вальс в очень замедленном темпе. А «злейший конкурент», имея меньший вес, хотя и очень медленно зато уверенно «прополз» мимо, ещё раз подтвердив, что парусная гонка- это карточная игра.
К финишу в бухте Омега подходим уже в темноте. Ветра практически нет, но и волны уже нет. Яхты каким-то непостижимым образом движутся. Практически в одну точку устремилось сразу сем яхт. Мы оказались между двумя «митными». Идем «ноздря в ноздрю», расстояние между бортами счисляется сантиметрами. Нервы у всех напряжены до предела. Вдруг незначительное дуновение ветра, отраженное и усиленное парусами наших соседей, буквально выталкивает яхту вперёд, как пробку из узкого горлышка бутылки. В следующим момент звучит один за другим сразу пять свистков. Но первый –наш! Кстати, «злейший конкурент» финишировал здесь только шестым, уверенно обогнав ударившегося о подводную скалу «одессита».
Быстро запускаем двигатель и одновременно убираем парус. Ситуация гораздо хуже, чем в Артеке. Метрах в 30 перед нами стоят на якорях несколько яхт. Сразу за нами глубины меньше метра. А сзади финиширующий флот подпирает, которому по правлам нельзя мешать. И всё это происходит в абсолютной темноте, если конечно не считать ходовых огней яхт. Но под двигателем ухитрились никому не помешать, на мель не сесть и благополучно покинуть незнакомую бухту. Взяли курс на Севастополь и через час ошвартовались у знакомого причала яхт-клуба КУФ.
Утро следующего дня прошло в ожидании торжества закрытия «Кубка Крыма». Праздник начался после обеда при стечении большой части участников регаты, организаторов, представителей спонсоров и местного телевидения. Вручались награды, подарки, цеплялись медали, произносились торжественные слова. А всё завершилось праздничным не то ужином, не то дегустацией местного пива. Ведь одном из спонсоров выступил севастопольский пив-завод. Кому их продукция пришлась по душе, мог продолжить дегустацию, но уже за свои «кровные». Вскоре всё закончилось, все разошлись и мы здесь больше никого не интересуем. Разве что администрацию яхт-клуба, которая с завтрашнего дня по причине окончания соревнований вправе «скачать»к нас денег за стоянку. Да, пора уходить домой. В душе царит чувство какой-то необъяснимой растерянности, чувство, что теперь что-то светлое, нужное, радостное и тоска, от которой хочется громко завыть. Некоторые уже ушли, другие ещё только собираются. Вот пока такое не то затишье, не то замешательство я предлагаю вспомнить попутно поставленную задачу- уделить внимание тем кто хочет (точнее не потерял ещё желание) строить собственную яхту.
Итак, остановились мы на том, что яхта у вас готова, снабжение закуплено, документы оформлены. Вот только стоит ваша гордость посреди арендованного огорода. Но не его же стеснённые просторы на ней бороздить! Поэтому нужно подумать каким образом красавицу вашу тяжелую и громоздкую к большой воде доставить. А так как бесконечно бороздить просторы морей вы не будете, то не лишнее озаботиться вопросом, а где же будет место её надёжной безопасной стоянки. А заодно кто, а главное за сколько будет спускать вашу яхту весной на воду и поднимать осенью на берег, сколько будет стоить стоянка, страховка. Допустить можно, что и эти проблемы не составят больших трудностей. Детище ваше перевезено в яхтклуб, на воду спущено. Вот теперь вы наконец-то настоящий владелец яхты! В любой момент, независимо ни от чьего желания можно в море выйти покататься, в соревнованиях участие принять, рыбу половить или с друзьями в поход сходить. А можно и за рубеж махнуть – пусть все видят, что и мы «не лыком шиты». Теперь всё. Теперь никто вам не указчик. Остаётся только «завершающий штрих» - пошить белые брюки, яхтенные туфли приобрести да фуражку капитанскую из сундука достать – давно ведь там лежит, пылиться. Вот, теперь на самом деле всё. Ни дать, ни взять – мореход. Пустяковые вот формальности оформим, роль судовую заполним, диплом предъявим… Как, какой диплом? Ваш диплом яхтенного капитана. Что значит – где его взять? Во, опять незадача. Взять-то его как раз нигде нельзя. Сперва на курсах надлежит поучиться, да попрактиковаться на рядовой должности. Когда будет «накатан» положенный «километраж», вы вправе сдать экзамены и, в случае успеха, получаете свидетельство рулевого 2 класса. Но ведь у вас яхта большая и площадь парусности явно превышает 50 м2. Поэтому вас в качестве капитана даже на собственной яхте из яхтклуба не выпустят. Здесь делать нечего – нужно начинать учебный процесс по-новой, теперь уже претендуя на удостоверение рулевого 1 класса. Ничего нового на этом этапе не произойдет, если не считать, несколько большего требуемого «километража», и большего объёма знаний при более строгом подходе комиссии. И снова надеждам вашим не суждено пока сбыться. Ведь это удостоверение разрешает самостоятельное управление парусностью только до 50 м2. А у вас по проекту аж 52! И не поможет вам ни зловещее топанье ногами о землю, ни кидание в пыль капитанской фуражки с последующим её топтанием, ни слёзы мольбы и унижения. Придется начинать новый, теперь уже последний тайм учебного процесса с целью получения диплома яхтенного капитана. И придется ещё маленько похранить в шкафу капитанскую фуражку и совсем ещё не протёртые штаны. А вот туфли яхтенные можно носить. В них на палубе удобно. Хотя при некоторой степени экономии они вполне заменяются привычными кедами. Нет, конечно же можно остаться «при параде». Вы владелец, вы хозяин. Только чтобы выйти в море – придется раскошелиться, наняв дипломированного капитана. Только один он вряд ли сможет управиться. Поэтому ещё хоть одного члена команды ему на подмогу взять придется. Само собой разумеется, что заслуженный, уважающий себя яхтенный капитан за «символическую» плату к вам не пойдёт. Так что мой вам совет. Если вы, добросовестно прочитав мои «страшилки» по поводу строительства яхты и вполне реальной опасности хождения на ней, остались преданными своей мечте, то начинайте учиться. Уже сейчас. И попроситесь в экипаж любой яхты, ходите в море, натирайте мозоли на руках, привыкайте к полной лишений, но не лишённой романтики жизни морского скитальца. И одновременно конечно же начинайте строить вашу будущую красавицу. И никому не позволяйте вас запугать. Удачи вам!
А нам «отдохнувшим и посвежевшим» после напряжения предыдущих дней пора уходить домой. На камбузе разложены закупленные продукты, залиты пресной водой баки. К обеду попрощались с гостеприимными хозяевами и вместе с оставшимися ещё одесситами медленно отходим от причала. Спешить уже некуда – ведь не гонка. Очень хотелось бы ещё сюда вернуться. Здесь так много интересного и красивого! По словам Грибоедова «Крым – изумительная сокровищница, естественный музей, хранящий тайны тысячелетий». Выходим из бухты. Справа Константиновский ровелин, слева – ненужное сегодня боновое заграждение. А ещё совсем недавно им каждую ночь перекрывали бухту, защищая корабли Черноморского флота от незваных надводных и подводных «гостей». Долго мы ещё оглядываемся на тающие в сиреневой дымке горы, на удаляющийся Севастополь, уже частично закрытый от нас, как занавесом, стеной летнего ливня. Впереди больше суток перехода. Неизвестно какие сюрпризы нам преподнесёт погода, а вот «Лебедя» на уже «достают». Каждые 15-20 минут приходится докладывать кто, куда, сколько с постоянным уточнением координат.
Вскоре дошли до ничем не приметного мыса Лукулл. А ведь район этот вполне может встать вровень с общеизвестным Бермудским треугольником. В 1999году здесь взорвался рыболовный сейнер «Шквал», не раскрыта тайна гибели здесь ещё одного сейнера. В 1966г. здесь бесследно исчез украинский истребитель «Миг-29», ещё раньше необъяснимым образом пропал стратегический бомбардировщик «Ту-22». На дне археологи обнаружили затонувшие судна ещё с античных времён. А у нас пока всё нормально. Ничего сверхъестественного в районе мыса этого нами не замечено. Как шли, так и продолжаем идти. Вскоре отрываемся от берега и теряемся в морском просторе и в наступающих сумерках.
Давайте-ка, пока не происходит ничего интересного, попробуем подытожить, какими же качествами и навыками должен обладать, что должен знать яхтсмен, к тому же задумавший строить собственную яхту. Итак - хорошо разбираться в теории и практическом строительстве яхт, уметь выполнять чертежи, эскизы, расчеты, быть плотником, сварщиком, столяром, маляром, механиком, электриком, такелажником, коком и врачом – универсалом. Должен хорошо знать навигацию, лоцию, мореходную астрономию, правила предупреждения столкновения судов (МППСС), правила парусных соревнований (ППС), метеорологию. Уметь работать с навигационными приборами, эхолотом, секстаном, радиостанцией, разбираться в законах физики, химии и гидродинамики. Даже во сне должен представлять процесс спасения упавшего за борт, борьбы с пожаром и с поступлением воды. «На зубок» знать сигналы бедствия, применяемые на море, обладать элементарными навыками выживания на воде, как оказавшись в море на спасательном плоту, как и без оного. Ой, наверное хватит перечислять то, без знаний и навыков чего не следует уходить далеко в море и надолго теряться за горизонтом. Конечно же этот список приведен здесь в несколько «урезанном» виде. Но кажется, что и так понятно – совершенно неподготовленному человеку в море будет ой как не легко. Если же писать более подробно, раскрывая каждый пункт, то например «врач – универсал» подразумевает, что вы должны быть готовы к выполнению функций аптекаря, терапевта, хирурга, уметь делать перевязки, уколы, остановку кровотечения, зашивать рану, ставить больному предварительный диагноз, ухаживать за ним до прихода в порт, оказывать первую помощь при утоплении, ожогах, обморожении, поражении током, переломах, вывихах и т.д. Вот если так подробна «расшифровать» каждый пункт, то получиться весьма длинная «повесть». Да и ни к чему это здесь. Пойдёте на курсы, программу внимательно изучите. Там всё расписано. В целом довольно немного – около 10 страниц текста «мелким почерком». А я предлагаю этим ограничится. Ведь читателю и так давно уже ясно, что дилетанту и авантюристу в море делать нечего. Ведь он представляет потенциальную угрозу как для окружающих, так и для себя. Конечно я имею в виду тех, кто желает прямо сейчас, построив небольшую яхту, ринуться в голубые просторы в одиночку, совершенно не познав законов. Думаете шучу? Ан нет. Довелось мне как-то пообщаться с таким ухарем. Пограничный катер приволок его на яхточке в порт Южный, «выловив» где то в районе Тендры (точнее случайно наткнулись на него в тумане). Яхточка чуть больше 5 метров, делал сам в собственном огороде где-то под Харьковом. Проработав долго трактористом и никогда «в живую» не видев моря этот «горе – мореман» решил убежать за границу с целью просить… политического убежища в … США!!! Когда я ним общался, объясняя что такое морская навигационная карта и как с ней общаться, что такое радиостанция и зачем она яхтсмену в море, где нет берегов, то видел в его постепенно округляющихся глазах недоумение вперемежку с замешательством. А сейчас я вам расскажу как этот «джентльмен удачи» пытался «плыть». Приготовились? Поехали. Из продуктов у него больше всего было воды – около 500 литров, затем немного консервов, крупы и картошки. Была маленькая газовая плитка. Видимо он много читал о древних мореходах, которые пересекали даже океаны, имея из навигационных приборов только магнитный компас. У нашего героя тоже был таковой. Такой маленький, кругленький школьный компас. В Херсоне ему кто-то подарил морскую карту Северо-западной части Черного моря, да и то он не до конца понимал, что на ней определяет своё место, прокладывают курс, а не поднимают вместо паруса. Дальше сей ухарь «морской» собрался идти аж до пролива Гибралтар по … школьному географическому атласу. А вот через Атлантический океан! – нет, не поверите – по … глобусу!!! Конечно же через пару недель его отправили назад, доходчиво объяснив, что имеющийся глобус явно маловат для пересечения большого океана. Наверное это был его первый и последний «вояж за три моря». Больше он мне не встречался на голубых дорогах.
Давайте всё же продолжим наш путь домой. К полуночи успели дойти до Тарханкута. Справедливости ради следует уточнить, что это не самый западный мыс Крыма, а только самый западный маяк полуострова. Самая западная точка – мыс Прибойный. Но какая-то сотня метров в масштабах Чёрного моря не играет существенной роли.
Ночь в целом прошла спокойно. Идем в стороне от рекомендованных морских путей. Поэтому наверное не встретили ни одного судна. Да это и к лучшему. Ведь при обнаружении любого судна на горизонте сразу чувствуешь напряжение. Нужно придумать варианты уклонения от «железяки» в случае её непредсказуемых действий. Ведь зачастую ни на мостике, ни на палубе никого может не оказаться. Вдали от берега управление часто доверяют авторулевому и совершенно неизвестно, о чем он думает и как «поуправляет» в следующий момент.
Чередуя вахты. Поспал четыре часа в теплой «берлоге» - освободи место для сменившихся, иди на четыре часа дремать на палубу. Вот и рассвет. Ой как не нравится он нам сегодня. Больно уж горизонт дымкой какой-то укрыт. Солнце взошло, но нам так и не показалось из-за плотных туч. Те, кто уже научился разбираться в метеорологии уже смогут сказать, что в течении дня погода нас баловать не собирается. Предсказывая погоду можно руководствоваться как научными познаниями, так и народными приметами, пословицами и даже стихами м «метеорологическим уклоном». Вот например: «Если солнце красно к вечеру – моряку бояться нечего». Или «Солнце красно поутру – моряку не по нутру». В первом случае следует ожидать сильный ветер (а зимой мороз), во вторм – жди штиль. Конечно можно обвинить меня в неточности и спросить: «А что, разве сильный ветер – это хорошо, а штиль – плохо?» Это конечно кому как, а вот поговорки эти пришли к нам из эпохи «крылатых» судов прошлого. Тогда ещё слово «двигатель» не знали, а его роль выполнял ветер. Любой моряк – парусник желал, чтобы паруса его корабля всегда были наполнены тугим ветром. А вот стихи на тему предсказания погоды:
«Коль резок контур облаков –
Ко встрече с штормом будь готов.
Когда же контуры мягки,
Тогда все штормы далеки.
Днем, ветер от NO (т.е. северо – востока) “закрепчал”. Но волны большой пока нет. Её прикрывает собой пока ещё невидимая Тендровская коса. Появились чайки, но на воду не садяться. Это не хорошо Ведь по наблюдениям, если даже в сильный шторм чайки садятся на воду – можно ожидать уменьшения ветра.
Низенькая полоска суши открылась нам как-то незаметно. Оказывается мы, вглядываясь пристально в «бугристый» волнующий горизонт не поняли, что взгляды давно уже упираются в Тендру. Поворачиваем к западу и уже через несколько часов с хорошей скоростью и хорошим креном доходим до маяка. Все с большой подозрительностью начинают присматриваться к стремительно надвигающейся на нас черной-пречёрной туче, постоянно пронизываемой стрелами молний. Бегу вниз, одеваю сапоги и «упаковываюсь» в непромокаемый костюм. Возвращаюсь к штурвалу и, пока ребята тоже облачаются в «непромы» и страховочные пояса, расскажу-ка я вам ещё один «метеостишек»:
«Если тучи громоздятся
В виде башен или скал,
Скоро ливнем разразятся –
Налетит жестокий шквал.»
И налетел. Только мы посмели высунуться из-за косы, как в буквальном смысле быстро наступили сумерки. Тёмная тучища, полная воды, закрыла собой уже большую часть небосклона. Солнечные лучи не в состояние были её «прошить». Зато каждые 20 – 30 секунд её снизу озаряли молнии, освещая, наши несколько напуганные лица. Мгновенно убираем основные паруса и ставим самый маленький – штормовой. Все молча сидят в кокпите, вцепившись руками за леера. Со стороны тучи нарастает, давит на ушные барабанные перепонки звук, который можно одновременно охарактеризовать как вой, рёв, свист, шипение и стон. Впереди горизонт упрятан белой пеленой очень напоминающей позёмку во время снежного бурана. И вот проходим ещё несколько минут и началось… Да, за время наших скитаний по морю на протяжении уже многих лет, мы такое видели только дважды – в открытом море во время возвращения из Турции и в районе болгарского мыса Эмине. В первом случае мы от мыса Камеакра шли до Одессы вместо суток почти трое. Даже сегодня я могу описать «преисподню». Но это долго. В несколько словах – только ощущения – первые сутки страшно, волосы шапку с головы сбрасывают. Затем наступает какое-то безразличие, граничащее с полным отупением. У мыса же Эмине, когда мы шли на соревнования в Бургас, «безобразие», при котором яхта абсолютно без парусов, показала скорость семь узлов, дмелось не больше десяти минут. Но мыс этот, «охраняющий» вход в Бургаский залив, «славится» своими шквалами и не зря получил прозвище «мыса Бурь». Но ведь сейчас мы идём через спокойный район, а такое началось!
Первый сильнейший порыв дошёл к нам уже через несколько минут. Не стало видно ни неба, ни моря – сплошная водяная пелена, прошитая молниями. Такое впечатление, что канонада грома вообще не смолкает. Каждая волна поливает нас как из пожарного шланга, а сверху хлещет по лицу дождь. Так называемая «непромокаемая» одежда в данном случае сыграла с нами злую шутку. Вода под большим напором ветра сквозь малейшие неплотности постоянно проникала вовнутрь. Не прошло и двадцати минут, как мой спортивный костюм под «непромом» был напитан водой, как губка. Холодная вода лилась по всему телу и наполняла сапоги. «Непром» же не давал воде испаряться. Эх, снять бы ненужные уже сапоги, да ни на мгновенье нельзя отвлекаться. Крен порой достигает 70 градусов, когда яхта перестаёт слушаться руля, так как он из руля направления превращается в руль высоты и выходит из воды. Яхту сразу же разворачивает против волны, сопротивление уменьшается и она «встаёт». Снизу, сверху, со всех сторон одна вода, разъяренное море ревёт, ветер в снастях воет. Неимоверная качка и молнии, молнии. Вокруг хаос. Все сидят молча. Наверное, у каждого сейчас безрадостные мысли о скоротечности жизни. Сказать, что нас очень сильно качает – не сказать ничего. Представьте себя участником радео. Лошадь под вами дикая, резвая, сильная – вот-вот сбросит. А если лошадь эту, в гриву которой вы судорожно вцепились поставить на центрифугу и начать раскручивать в разные стороны с резкими остановками?! Вот примерно такие ощущения сейчас и у нас. И совершенно нет дела, что внизу что-то грохочет, что-то может разбиться. Ветер по замерам наших приборов доходил до 43 узлов – около 9-10 баллов, на порывах до 11. Волны, которые изредка можно было разглядеть скорее напоминали холмы высотой 3-4 метра. И всё это каких-то шести милях от берега! Пальцы оцепенели на штурвале, рук давно уже не чувствую.
Ребята в напряжении сидят, готовы любую команду выполнить. Очень скоро нашлась им работа. Под жестокими ударами волн расслабились узлы на креплении к палубе убранных парусов. Если их срочно не закрепить – унесёт за борт. Идти сейчас к ним опасно. Следует развернутся на обратный курс. В этих условиях такой простой манёвр несколько проблематичен и связан с риском. Надлежит внутренне собраться, дождаться, когда волны будут поменьше и очень быстро повернуть. Повернули. Идём за волной. Немного легче. Пока экипаж занят работой, мои руки немного расслабляются на попутной волне. Минут через десять снова ложимся на свой курс. Наверное я слишком расслабился, потому чот первая же волна чуть не оторвала меня от штурвала. Хватаюсь покрепче, до белизны в пальцах. Вечереет. Экипаж сидит в пол-оборота к волне. Она как-то ещё успевают отворачиваться от очередной порции солёных брызг, от нещадно секущего дождя. У рулевого такой «поблажки» нет, он должен смотреть вперёд. Чувствую, что моя физиономия, покрытая слоем морской соли, сейчас скорее всего напоминает голенище кирзового сапога. Такое впечатление, что не дождь и брызги по лицу секут, а кто-то невидимый жесткой щёткой «охаживает». Самое интересное, что в те моменты не было страшно. Это чувство страха пройдет несколько позже, когда всё закончится, а сейчас есть дела поважнее – не сдаться и не наделать ошибок. Ведь ты капитан, эти притихшие люди, сидящие рядом, поверили тебе и ты не имеешь права разочаровать их. В конце концов – это твой шторм. Это твоя прямая обязанность выдержать и сделать всё возможное и невозможное, чтобы ни люди, ни яхта не сгинули навечно на дне под толщей свинцовой воды.
Только к ночи кончилась «свистопляска». Всё прекратилось так же неожиданно, как и началось. Осталась только волна. Но уже скоро берег и волны такой крутой не будет. Ставим все паруса. Уже виден светящийся ночной Южный, на западе – зарево Одессы, перед нами – маяк порта. По очереди спускаемся вниз с целью снять с себя промокшую насквозь одежду, ставшую неимоверно тяжёлой из-за впитавшейся воды. С большим трудом, помогая друг другу, стаскиваем с себя «непромы» и всё, что под нами. Переодеваемся в сухое. По мере приближения к берегу уменьшаются размеры волн. Ветра уже нет. Как будто весь этот кошмар, из которого мы только что вырвались, нам всем только приснился. Только бурлящий в жилах адреналин ещё долго не даёт людям успокоиться. Постепенно начинает «догонять» страх, который в экстремальных условиях сам боялся высунуться. Только сейчас можно осознать насколько море страшно «изнутри». Мы окончательно поверили в надёжность нашей красавицы-яхты, которая выдержала в очередной раз самый настоящий удар стихии. Выдержала сама и «вынесла» всех нас. Кстати, если позволите, о нагрузках, которые испытывает парусная яхта, можно судить по тому , что именно но них зачастую испытывают узлы, детали, которые потом на ходят применение в космосе.
Последний мой совет будущим строителям, владельцам водителям яхт – стройте пусть не очень красиво, не очень удобно, зато очень и очень надёжно. Ведь попадая в «переделку», в бурлящее неистовство морской стихии больше приходится задумываться не об элегантности той соломинки, на которой находитесь, а исключительно об её надёжности. Не подводите же своих будущих пассажиров, экипаже и сами себя. И постоянно помните, что каждый ваш выход в море может оказаться последним при игнорировании требований безопасности, которые написаны кровью людей, навсегда сгинувших в морских пучинах. Считайте себя всегда ближе к опасности, не допускайте легкомысленных действий, последствия которых могут оказаться плачевными и непоправимыми.
За переодеванием, за оживившимися разговорами и появившимся не смехом не заметили как подошли ко входу в родной порт. Вскоре швартуемся к причалу и в изнеможении валимся на кровати, где до утра погружаемся в глубокий сон. Всем наверное сегодня снилось одно и тоже:
«Свист разбойных тугих ветров,
Горизонта кипящий круг,
Треск и хлопанье парусов,
Вырывающихся из рук.»

А может и не снилось никому ничего. Да кто сей час вспомнит об этом? Не так это и важно. Важно то, что все вернулись целыми к своим семьям, домам, работе. Странное это всё-таки племя – яхтсмены. Никто однозначно не сформулирует вам, почему, зачем он подвергает себя опасностям, лишениям, повинуясь непреодолимому зову романтики. Наверное общей для всех может быть фраза из рассказа Горького:
« - Куда вы идёте?
- На край света.
- Да зачем?
- А чтобы дойти и вернуться.»


Создан 11 апр 2007



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником